Зина Туснолобова | Православие и мир

Обратный отсчёт. Женщина. Испытание войной


За Зину Туснолобову!


Зинаиду Туснолобову-Марченко называют женщиной-легендой, дочерью Родины, сверхчеловеком. В 22 года она потеряла на войне руки и ноги. Другой бы умер от отчаяния. Или попал бы в интернат для «самоваров», как кощунственно называли таких инвалидов. А она заставила судьбу работать на себя.

70 лет назад, 2 мая 1945 года, на крыше Рейхстага в Берлине установили красный флаг. А через неделю советский народ праздновал Великую Победу.

Война навсегда изменила ее участников и сделала удивительные истории реальными. Снайпер Ткачев пожалел врага и встретил его спустя несколько лет после Победы. Немецкий солдат верил в Гитлера, но попал в плен и восстанавливал Минск. Четыре брата не планировали воевать, но спасли 1230 человек. Женщина хотела быть актрисой, а ушла добровольцем на фронт…

Об этом и другом — в нашем проекте «Война и судьбы».

Зина осталась в строю — вдохновляла на подвиги других. Вышла замуж — за красавца. Родила детей. Хлопотала за земляков: к ней, инвалиду, обращались за помощью здоровые и сильные.

Но для своей семьи она была не Героем Советского Союза, не подвижницей, не сверхчеловеком. А просто женой и мамой. Накануне Дня Победы мы пообщались с сыном Зинаиды Михайловны — Владимиром Марченко.

Справка TUT.BY

Зинаида Туснолобова родилась 23 ноября 1920 года на хуторе Шевцово Евфросиньевской волости Полоцкого уезда (сейчас Россонский район). Затем вместе с родителями оказалась в Сибири, в городе Ленинск-Кузнецкий Кемеровский области. Здесь окончила школу, работала лаборантом.

Когда началась война, пошла на курсы медсестер. В 1942-м попала на фронт. За 8 месяцев вынесла на себе 123 раненых бойца. В одном из боев в феврале 1943-го ее помощь потребовалась командиру. Тут ранило и ее, перебило обе ноги. К ней подошел немец. Ударил ногой в живот, бил прикладом — по лицу, голове. Но, к счастью, почему-то не выстрелил. Поэтому девушка осталась жива.

Нашли Зину через сутки разведчики. Снег вокруг был красным от крови и замерзшим. Медсестру из него вырезали ножом. В руках и ногах началась гангрена, и врачи их ампутировали. Девушка пережила множество операций. Заново училась писать, ходить, жить.

И продолжала воевать: словом. Писала письма в газеты, выступала перед заводскими рабочими — призывала бить врага и делать все возможное для победы. В бой шли танки и самолеты с надписью «За Зину Туснолобову!».

После войны вышла замуж, носила двойную фамилию — Туснолобова-Марченко. Жила в Полоцке. В 1957 году ей присвоили звание Героя Советского Союза. Через восемь лет Международный комитет Красного Креста наградил ее медалью Флоренс Найтингейл, учрежденной в честь английской сестры милосердия.

Умерла Зинаида Туснолобова-Марченко в 59 лет — 20 мая 1980 года. Похоронена на Лютеранском кладбище в Полоцке. Она почетный гражданин этого города.

Владимир Иосифович Марченко живет в Новополоцке. Но мы договорились встретиться в Полоцке, на улице 23-х Гвардейцев — в музее-квартире в честь его матери.

С порога становится понятно: семья жила скромно. В доме — коридор и две небольшие комнаты. Тесновато даже для нескольких человек.

— Здесь примерно с 1975 года жили мама, отец и сестра Нина. А я ушел в армию из нашего старого дома — на улице Ленина, 34 (теперь Нижне-Покровская). После службы отсоединился от родителей. Мама умерла в 1980-м. Отец пережил ее ненамного. В 1987 году здесь открыли музей, — рассказывает Владимир Марченко.


Такая же мама, как и у всех

— Я не замечал, что мама инвалид. Не обращал внимания ни на ее увечье, ни на шрамы, которые остались после того, как немец избил ее прикладом. Вот как вы к своей маме относитесь? Так и я. Маму же любят не за красоту. Кстати, она могла нас с сестрой и нянчить, взять на руки, как любая женщина, — делится сын героини.

Многое она могла. Правая рука была ампутирована выше локтя. Но на остаток руки она зубами надевала резиновую манжетку с авторучкой. Так и вела свою обширную переписку.

— На левой руке московский хирург Николай Соколов разделил лучевые кости и обшил их кожей. Вышло два пальца. Мама могла брать ими вещи, причесываться, умываться и так далее.

Протезы для ног Соколов сделал эксклюзивные. Долго их изобретал. Правда, их хватало на 4−5 лет, потом надо было ездить в Москву — менять. По дому мама могла передвигаться на попе. А если куда-то нужно было ехать или идти, отец надевал ей протезы.

Мама и отец были заядлыми грибниками. Грибов собирали столько, что сушили их картофельными мешками. Потом отправляли родственникам и друзьям в разные города посылки с дарами леса. В том числе гостинцы получал и хирург Соколов.

— Даже нитку вдевать в иголку мама научилась. Шила, штопала. Могла на протезах нагнуться и помыть пол. Топила печку. Мы с сестрой по дому помогали — картошку почистить, постирать. Приходили на выручку и соседи — мы с ними жили одной семьей. Вести хозяйство помогала и бабушка Татьяна Николаевна — мамина мама. Многое, само собой, лежало на отце.

Были и домработницы. Молодые девушки из деревень. Они приезжали на работу в город, чтобы получить паспорт. Помощницы эти время от времени менялись, они жили и питались с нами.

Но в основном мама справлялась по дому сама. Рано вставала, приводила себя в порядок и принималась за работу.

Мифы вокруг легенды

О Зинаиде Михайловне писали статьи, стихи, книги. Сотни пересказов ее судьбы в итоге обросли мифами. Один корреспондент что-то не так понял или придумал, и небылица перекочевывала в другое издание.

— Сколько у нас журналистов и писателей перебывало! Отец в такие моменты обычно уходил из дома — на работу или рыбалку. Он был скромняга, не любил публичности. А мама всех принимала, но уже не в силах была одну и ту же историю повторять без конца. Поэтому иногда говорила гостям: «Располагайтесь, читайте газеты на столе. Там про меня все написано».

И журналист садился переписывать чужую версию ее судьбы. Так ошибка, допущенная его коллегой, снова тиражировалась…

С помощью сына Зинаиды Туснолобовой-Марченко мы прояснили некоторые нестыковки в ее биографии.

Зина и Иосиф не были женаты до войны

«Зина встретила хорошего парня — Иосифа Марченко. Свидания в парке, поцелуи в кино. В конце весны сорок первого сыграли шумную комсомольскую свадьбу…»

Примерно так газетчики описывали начало отношений молодых людей.

— На самом деле родители поженились после войны, в 1946 году, — уточняет Владимир Марченко. — Отец тоже был инвалидом. В 1944-м получил тяжелое ранение в ногу. Лечился в госпитале в Крыму. Поправился, демобилизовался и сразу поехал к матери. Их встреча произошла не в Полоцке, как об этом нередко можно прочитать, а в Ленинске-Кузнецком. Именно сюда, в город детства и юности, мама вернулась после всех операций и протезирования.

В госпиталях — в Свердловске и Москве — она провела 15 месяцев. Потом за ней приехала мать. Добраться до дома было непросто: сколько тогда в стране было инвалидов! Но деньги на дорогу до Ленинска-Кузнецкого собрала «Комсомольская правда». Газета шефствовала над мамой.

Иосиф не был на фронте в 1943 году

Вот еще выдержки из публикаций:

«В первые дни войны Иосиф ушел на фронт…»

«Зина «однажды обратилась к дежурной сестре с просьбой написать под диктовку небольшое письмо на фронт, мужу».

«Командир роты Иосиф Марченко очень беспокоился о своей жене, Зине. Уже полгода он не получал от нее никаких вестей. Последнее письмо пришло зимой с Воронежского фронта. Писала, что здорова, воюет, скучает о нем. С тех пор много раз писал ей, но ответа пока не дождался. В часы затишья между боями его мучили вопросы: „Где она? Что с ней? Жива ли?..“ Наконец, в конце июля 1943 года он получил долгожданный треугольник, с нетерпением развернул его… Стоявшие рядом с Марченко его боевые товарищи увидели, как он вдруг сильно побледнел. Иосиф протянул им маленький, но очень страшный листок — письмо от Зины, написанное рукой медсестры свердловского госпиталя».

— В июле 1943-го отец не был на фронте. Он попал туда только в 1944-м, а до этого служил в военной части на Дальнем Востоке. Отец — украинец. Был кадровым военным, его перебрасывали из одной части в другую. Перед войной оказался в Ленинске-Кузнецком. Познакомился с мамой.

Про начало их любви я ничего не могу рассказать. Об этом в семье особо не рассказывали. А вот как они относились друг к другу в зрелом возрасте, хорошо видел. Отец трогательно о маме заботился: увидит первый цветок или ягоду — ей несет. Помогал по дому, занимался огородом, садом, держал хозяйство — поросенка, кур, кроликов. Думаю, мама всегда чувствовала себя любимой.

Знаменитых писем в семье нет

Газеты писали:
«На следующий день Иосиф Марченко отправил жене письмо, которое и поныне бережно хранится в их семье».

Далее шло признание мужчины, что он никогда не бросит любимую.

— Оригиналы этого и других писем, так же как многие фото, записные книжки хранятся в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Минска. В семье этого ничего нет. Я сам теперь собираю родословную и беру у музеев копии снимков, документов.

А в 1947 году родители перебрались из Сибири в Беларусь. И кто тогда, при таком далеком переезде, думал про эти письма, что их нужно хранить? Что-то, возможно, потерялось уже тогда…

Зинаида не была радиодиктором

Туснолобова-Марченко работала диктором на радио — этот факт фигурирует в официальной биографии героини и практически в каждой статье про нее.

— Мать не работала на радио. К ней часто приезжали журналисты с радио. Она общалась с ними, ее голос потом звучал в эфире. Так, наверное, и пошло это сообщение — про диктора.

Она была членом горкома партии и депутатом горсовета. Народ к ней шел и шел. Мать помогала найти жилье, устроить ребенка в детсад, достать лекарства, привезти дров… Постоянно выступала в военных частях, школах, на предприятиях. И меня с собой маленького брала. Приезжал грузовик, она посадит меня рядом и едем.

— Общественная нагрузка на ней была неимоверная. Начиналось лето — и в доме сменяли друг друга делегации. Из Сибири, Украины, из самых разных уголков Союза… За день могли побывать три группы.

А письма приходили пачками! На них не смогли бы ответить и 5 человек. Их можно было отправлять без адреса. Просто: Беларусь, Зинаиде Туснолобовой-Марченко.

Количество спасенных

Сама Зинаида в письмах сообщает, что вынесла с поля боя 123 раненых солдата и офицера. В пересказах ее жизни часто встречается цифра 128.

Реальные факты

В биографии Зинаиды Михайловны есть и не очень известные факты. На них советские писатели и журналисты не заостряли внимание.

Отец героини был «врагом народа»

Отец Зинаиды пришел с Первой мировой войны полным Георгиевским кавалером. В гражданскую учился на курсах красных командиров под руководством Яна Фабрициуса. В 1932-м его арестовали и отправили на строительство Беломорканала. За мужем подались жена и дети. Вот почему белорусская семья оказалась в сибирском Ленинске-Кузнецком. Второй раз отца арестовали в 1938-м и вскоре расстреляли.

Могла бы быть матерью-героиней

— До меня у мамы было двое сыновей — Славик и Толя. Родились друг за другом. И умерли маленькими — где-то до года-полутора. Родители жили тогда в коммуналке, у соседки была открытая форма туберкулеза. Возможно, заразились от нее. А может, повлиял сибирский климат. Мама всю свою жизнь переживала из-за этого, — вспоминает Владимир.

Сам он родился уже в Полоцке, в 1951-м. Потом у супругов Марченко появилась дочь Нина. Ее Зинаида Михайловна родила в 39 лет.

Владимир Иосифович сейчас на пенсии. Много лет проработал в «Полоцкгазе» на руководящих должностях. Кандидат в мастера спорта по водным лыжам. Его дочь Юлия — инженер-строитель. Сестра Нина Есипенок — швея. У нее двое сыновей — Алексей и Тимофей.

В Полоцке семья сменила три дома

Первый дом супруги Марченко построили возле Софийского собора, во 2-м переулке Фрунзе. Взяли для этого ссуду. Но место было не самое удачное: весной Двина разливалась, и дом затапливало.

— Помню, вода стоит у порога, отец берет меня на руки и выносит из дома. Потом возвращается за матерью, а воды уже по колено, — рассказывает собеседник. — Поэтому мама написала заявление в горисполком с просьбой предоставить другое жилье. И нам выделили полдома на Ленина, 34. Его строили пленные немцы. Переехали туда в марте 1955-го.

— В 1957-м маме дали звание Героя Советского Союза. Добавили чуть пенсию. Но и второй дом пришел в негодность. Тогда власти предложили новый, кирпичный дом на улице 23-х Гвардейцев.

— Но несмотря на то, что мама была известным на всю страну человеком, а отец — директором артели «Пищевик», жили мы всегда скромно. Телевизор я впервые увидел в 8-м классе.

От отца и матери я учился трудолюбию, жизнелюбию, честности. Кстати, мог не пойти в армию: оба родителя инвалиды. Но мать настояла — дисциплины ради, в сердцах собиралась даже отправить в морфлот. Но потом пожалела, все же там служили три года. Повестка мне пришла в ракетные войска. После армии я стал более ответственным человеком.

Она была мудрой матерью. И я ей за это очень благодарен.

Премия матерям

В 1987 году Витебский облисполком утвердил премию имени Зинаиды Туснолобовой-Марченко. Ею награждают лучших многодетных матерей региона. Лауреатами премии за эти годы стали 372 жительницы Придвинья. Торжественная церемония награждения с участием властей проходит ежегодно накануне Дня матери, 14 октября.

Источник: https://news.tut.by/society/442717.html

Опубликовано: 01.01.2018 | Автор: Лукерья

Рейтинг статьи: 5

Всего 10 комментариев.


01.01.2018 Нина:
Зинаида Михайловна Туснолобова-Марченко (урождённая Морозова; 23 ноября 1920 — 20 мая 1980) — советский военный врач, медик, участница Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1957).

29.12.2017 Валерия:
Зина осталась в строю — вдохновляла на подвиги других. Вышла замуж — за красавца.Умерла Зинаида Туснолобова-Марченко в 59 лет — 20 мая 1980 года.

28.12.2017 Изабелла:
Зинаида Туснолобова. Среда, 19 Июня 2013 г. 18:29 + в цитатник.Кормильца в семье не стало, и Зина пошла, работать на завод лаборантом-химиком.

30.12.2017 Лариса:
Зина Туснолобова. Родилась 23 ноября 1920 года на хуторе Шевцово, близ города Полоцка, в крестьянской семье.

04.01.2018 idenel:
С Иосифом Марченко Зинаида Туснолобова познакомилась весной 41-го, расписаться молодые не успели: Зина проводила его на фронт в первые дни войны.

25.01.2018 Вениамин:
Зина Туснолобова, гвардии старшина медицинской службы. Москва, 71, 2-й Донской проезд, д. 4-а, Институт протезирования, палата 52».